Никогда бы не подумала! Вот мое самое частое восклицание последних месяцев. Да, жизнь раз за разом оказывается удивительнее любых представлений о ней. Я никогда бы не подумала, что в составе группы из 80 человек окажусь в Египте и буду карабкаться через узкий лаз в розовую пирамиду в Дахшуре. Никогда бы не подумала, что поеду в такую даль вслед за 10-летним мальчиком Славой Устиновым, называющим себя магом и ведущим нас к Истоку магии. В сознании большинства людей само понятие «магия» сильно искажено и часто связано с колдунами, которые говорят «ахалай-махалай», делают мистические пассы руками, смотрят в зажжённые чёрные свечи и вырывают волосинку из бороды или что-то в этом роде. В любом случае значение этого слова сильно девальвировано. Исток же магии в Египте оказался невероятным сверхресурсом, разворачивание которого я сейчас наблюдаю в своей реальности. Передайте респект режиссеру этого кино, ведь происходящее со мной выходит за всяческие рамки. Чтобы хоть немного держаться за буйки, я решила выяснить, как Слава появился на свет. И отправилась прямиком к его матери Юлии Устиновой, уж она-то знает.

Юлия — одна из ведущих расстановщиков ГСР, глубинных системных расстановок, технологию которых в 2014 году создал её муж Дмитрий Устинов. Используя этот метод, Юлия помогает людям в невероятно сложных и запутанных случаях, когда другие инструменты попросту не работают или требуют много сил и времени. Она очень хорошо чувствует поле и энергии клиента, кропотливо расплетая искажения, исцеляя болевые точки его системы. А запись к ней ведётся на месяц вперед. Но каких-то 12 лет назад Юлия тоже не могла подумать, как круто поменяется её жизнь… жизнь, в которой она до встречи с Димой и рождения Славы торговала конфетами.

— Юлия, вот расскажи, жили вы, жили, обычная семья…

— Нет, мы не были обычной семьей. Дима сразу сказал, что у нас родится сын-маг, и мы ждали, когда у него это проснётся.

— Как и где вы познакомились с Димой?

— В Барнауле. Я приехала туда из Казахстана, а он — из Красноярска. Работали в одной компании. Мне было 20, ему — 21.

— Это была любовь с первого взгляда?

— Я Диме нравилась уже тогда. А у меня же были амбиции, планы на жизнь. Я не могла быть в то время с ним, выбирала других мальчиков, но понимала, что не могу его обманывать, ранить. Поэтому наше общение не было глубоким. Потом мы вообще практически нигде не пересекались. Иногда, мельком, я могла его увидеть. Например, проезжая мимо. Но я никогда о нем не забывала, о нём постоянно что-то напоминало.

Спустя 10 лет мы встретились снова. Прекрасно помню этот день. Я должна была улететь заграницу, в Таиланд. Моя первая поездка, я сама накопила денег и собиралась поехать из Барнаула в Новосибирск, на самолёт. В нашей родовой системе я открываю новые пути — до меня никто не ездил никуда. А у нас в фирме тогда сломались компьютеры, и мы никак не могли их починить. К нам приходили уже 10 мастеров, но у них не получалось. И девочки пригласили 11-го… Это был Дима. Как выяснилось, он был специалистом такого уровня, чей телефон давали, когда уже никто справиться не мог. Генерал такой, по спасению. Это надо было видеть. Он зашёл, все осмотрел, попросил налить чая. Девочки подсуетились, конфеток ему насыпали — мы же конфетами торговали. И пока мы пили чай, у нас всё заработало.

— Это была уже магия какая-то его?

— Мне кажется, всё сразу. Он прошёл большой путь, всю жизнь искал себя, тренировался и с самого детства чем только не занимался… С того момента мы и начали встречаться. Мне понадобилось 10 лет, чтобы его увидеть, чтобы до него дорасти, понять его глубину. 10 лет!

— И что, он тебя сразу предупредил, что у вас будет сын-маг?

— Во-первых, я знала, что у меня будет сын. Я тоже занималась разными техниками, трансом, гипнозом — совмещала это с основной работой. Как-то раз в одной из техник мы погружались в транс по жизни, и я увидела, что у меня родится сын. Поэтому когда я забеременела, я точно знала, что будет мальчик. А Дима в свою очередь знал, что у него будет сын-маг, его учитель. Маги перерождаются у своих учеников: ученик обеспечивает учителю необходимые условия и кратчайший путь восстановления знаний для дальнейшего движения.

— А как ты отреагировала на это?

— Ну маг и маг… я не понимала тогда, что это такое, я была очень социально ориентированной, работала менеджером по продаже конфеток. Где магия и где конфеты. Тогда мне это ни о чём не говорило. А вот сейчас оглядываюсь, анализирую и вижу, как всё на самом деле было простроено.

— Например?

— Да хотя бы история с его именем. Мы никак не могли решить, как назовем ребенка. Дима сказал: «Расслабься. Придёт духовная сущность, придёт и имя». Мы возвращались из Таиланда, уже спустя год после встречи. Дима спал в автобусе, а я спать не могла. И тут мне приходит имя: Вячеслав. Слава. И я понимаю, что это — имя ребёнка. Как сомневающаяся натура, я сначала не поверила, начала по алфавиту заново все имена перебирать, и русские, и не русские. Но ни одно не откликалось. Только Слава. Перевозбудилась, стала тормошить мужа. «Дима, Дима, — бужу я его, — я знаю, как будут звать нашего сына!». Он в ответ: «И как?» Тут я ему со всей женской непосредственностью говорю: «УГАДАЙ!» Он на меня смотрит: «Слава или Игорь. Нет, Слава. Игорь для него слишком жёсткое имя. Слава его зовут». Вы бы видели мою нижнюю челюсть…

Срок был небольшой, месяца два, поэтому всю беременность я ходила со Славой уже. У ребятишек-магов с мамами очень сильная связь. И она работает до сих пор. Тогда я знала, что у него все хорошо, и ни за что не волновалась. Спокойно рассекала на байке, занималась йогой, вела активный образ жизни до самых родов.

— Роды прошли легко?

— Да. Хотя это были мои первые роды. А вы знаете, что всех, кто рожает после 30 лет, врачи называют старородящими и предрекают им длинные схватки. Мои схватки начались  22 августа, в день рождения мужа. Накануне нам позвонила моя младшая сестра и говорит: «Юля, Дима, у меня приятная новость, прямо ко дню рождения Димы! Я беременна!» Мы с Димой в трубку за неё порадовались. И Дима в эмоциях ей говорит: «Это самый лучший подарок мне на день рождения!» Закончился разговор, я встала в позу: «Кто это может моему мужу сделать подарок лучше, чем я?! А как же наш сын?» Ну, Дима, конечно, стал меня успокаивать, мол, твой подарок — самый лучший. И что вы думаете? Ночью, часа в три, у меня начались схватки. Хотя срок мне ставили на две недели позже. И я думаю: «То ли ложные схватки, то ли мне так хочется сделать ему подарок, что и вправду началось?» На всякий случай подготовилась, сумку собрала. Потом пошла будить Диму: «Я, кажется, рожаю…»

Мы вместе дошли до роддома, он от нас неподалеку был. Решили проверить. Думаем, если схватки ложные, то вернемся и будем день рождения отмечать. У меня дома салаты заготовленные, перцы нафаршированные, гости приглашены… Говорю докторам: «Если я не рожаю, можно я попозже приду? А то у нас гости, перцы, у мужа день рождения». Они все расхохотались. Посмотрели меня и говорят: «Иди, мужа обрадуй, скажи — сделаешь ты ему сегодня подарок, родишь ребенка».

— Гостей, конечно, пришлось отменить.

— Да, Дима всех обзвонил. Я спросила у врачей, сколько мне рожать, они ответили — первые роды, часов 12. Готовьтесь! А мне уже довольно больно было к тому моменту. Плюс условия в советских роддомах никакие. Койки железные, лежать неудобно, мячей нет, подушек нет, сервиса никакого. Я представила это всё и говорю Славе в живот: «Слав, нафиг нам это надо? ты не мог бы как-то побыстрее?» И через два часа я уже родила. Роды были стремительные и очень легкие. Но так как никто не верил, что он быстро родится, рожать я начала прямо на кровати. Кричу докторам: «Кто-нибудь, подойдите ко мне! Я, кажется, рожаю!» Мне не поверили: «Что вы кричите, не может быть». Стали смотреть, а головка уже показалась. Я бежала в другой зал на кресло и боялась, что он вывалится. Родила с третьими потугами. Сама в это не верила. Слава заплакал, его куда-то занесли, и тут акушерка: «Мамаша, ребенка успокойте!» И я стала с ним говорить: «Сынок, мама здесь, мама рядом, не плачь, всё хорошо». Он услышал голос, замолчал и больше не плакал. Я попросила приложить его на грудь. Он шейку держать не мог, но приподнял голову и посмотрел прямо на меня. Никогда не забуду этот его взгляд и синие глаза. Такие открытые глазёнки на этот мир…

Потом его забрали на сутки. Роддом был переполнен, я лежала в коридоре. Переживала, плакала. А в коридор его нельзя — антисанитария. Я поймала врачиху: «Где мой сын, покажите!» Раньше по системе приносили только на кормление, но я вытребовала своё. Мне дали халат, стерильные тапки, сказали, какой у него номер… Я зашла в большой зал и не стала смотреть на номера. Решила найти так. Кроватки стояли в два ряда, детишки лежали в одинаковых пелёнках. Я шла и смотрела на них, думала: узнаю своего или нет? Пойму, где мой? Шла, шла, дошла и вижу — мой! Не спутать! Копия — Дима. И во сне носом дергает-шмыгает, как Дима. Сейчас он немного поменялся, в его внешности появились и мои черты.

— Я знаю, что Слава поздно начал говорить, и были предположения, что у него аутизм. Как вы прошли вообще через это? Тем более понимая, что ваш ребенок — маг.

— Это была моя боль. Это история про то, во что могут вылиться родительские сомнения. Расстановок, как метода, у нас тогда еще не было — ГСР как система появилась только в 2014 году. Мы работали другими способами. И всё, что произошло, это моя ошибка. Ошибка, из которой я делаю вывод, что родители должны доверять себе и своей интуиции. Мы Славу ни с кем не сравниваем, принимаем его, какой он есть. А он очень ясный, глубокий и умный. Когда я стала водить его на развивающие занятия, мы оказались у одного психолога, и я попала под её влияние. Она сказала: «Разве вы не видите, что ребёнок не такой?» Стала меня запуивать, а потом распространила неподтвержденный диагноз, обнародовав нашу фамилию. На мой взгляд, она нарушила все профессиональные и этические нормы. Конечно, она меня задавила тогда авторитетом, но на слово я не поверила. Я по одному из образований — детский дошкольный педагог-психолог, когда я училась в институте, проходила практику с детьми-аутистами, но в сыне таких проявлений не видела. Тем не менее, мы продолжили обследования и проходили разные диагностики. Я нашла лучшего специалиста по России, который специализируется на таких детях. Она посмотрела Славу и сказала, что аутизма у него нет, но есть какая-то особенность нервной системы, исследовать которую некому, а диагноз поставить надо. И она посоветовала не отдавать Славу ни в какие специализированные центры, заниматься с ним дома, мол, в 10 лет вы ребёнка не узнаете и забудете это всё, как страшный сон.

— И ты стала его сама учить?

Да, у нас был дом за городом. Природа вокруг. Там мы жили. Потом и вовсе за границу поехали: море, солнце, фрукты. А меня саму Дима научил золотому правилу, которым я до сих пор пользуюсь и считаю, что все женщины должны им пользоваться. Как узнать, что ты — хорошая мать, что ты делаешь всё правильно? Просто смотришь на ребёнка и удовлетворяешь его потребности. Если он подходит обниматься, обнимаешься. Если не подходит и не просит, ты к нему с обниманиями не лезешь. Если ребёнок просит «ням-ням», ты даешь ему это. А не просит — не даешь. Если ребенок хочет от тебя ресурса — поиграй или почитай ему, дети очень четко чувствуют, чего хотят, они про это говорят родителям всегда. Если он устал и начинает хныкать, он это показывает. Ребенок всегда показывает, что ему нужно. И задача матери — это видеть. И давать ему по его потребностям, а не по догадкам из своей головы. Я до сих пор так живу.

Кстати, от груди я Славу отучила за один день. Без стрессов, без отнимания, легко и естественно. Не травмируя ребенка. А то ведь, представляете, он просит молоко, а ты, мама, еду ему не даёшь! Ко мне на йогу ходили женщины старого поколения, способ подсказали они. Надо взять масло, капнуть в него немного горчицы и помазать грудь. Слава (ему тогда два года уже было и он был готов отсоединиться) подходит и просит: дай мне! Я говорю: «На, пожалуйста». Он начинает сосать грудь и морщится, мол, фууу, невкусно! Я ему: «Ай-ай, молочко испортилось, прокисло. На вторую!» Он берёт вторую грудь: «И тут невкусно!» Рассердился: не буду, пей сама свое молоко, дай мне кашу. Потом еще раз по привычке попросил молочко, я говорю — да прокисло же вроде… Так и отучился. Несмотря на то, что он начал говорить в 4,5 года, все слова он понимал, и я всегда разговаривала с ним как с взрослым.

— Как Слава начал проявлять свои магические качества?

— Он очень долго копился внутри, осваивал магическое пространство магическое. У мальчиков сначала мышление формируется, потом они в речь это выпускают. Когда мы ходили по врачам, то делали диагностику головного мозга в специальном центре в Алтайском крае. Так вот там показатели зашкаливали. Там такая работа мозга идёт, что про отсталость просто речи быть не может. А потом он начал говорить…

— Какие первые слова он сказал?

— «Ух ты! Вот это да!» Он восхищался этим миром и делает это до сих пор. С 4,5 лет он стал крепнуть в ресурсе. Мы поняли на собственном ребенке, что магам нужна природа, земля, им не хватает родительских ресурсов, там целый космос внутри, магия безграничного пространства, они почерпывают планетные ресурсы, силы стихий. В 6,5 лет мы вернулись в Барнаул, и я вновь пошла к той женщине специалисту. Она посмотрела на Славу и говорит: «Вам надо в школу идти».

— Когда Слава стал вам про магию рассказывать?

— В 2015 году. Он стал говорить, как устроена магия, какие есть уровни, сущи, возможности, какие магические изменения можно делать (например, про замедление старения, изменения в восприятии времени, про везение, про доступ к энергии денег и многое другое). Исток магии в Египте — это проект Славы и его подарок людям, как и движение в истинных магов, Рио (магия сознания), Дубаи (магия денег).

— А с чего всё началось?

— Он стал входить в резонансы с ресурсами. Говорил нам, что ему куда-то надо. Так мы поехали в Москву, сталинские высотки смотрели, там магия есть. Потом Египет открыли. Слава сказал: «Найдите мне место, оно там есть». Но как найти? Он подсказывает — там столица какая-то должна быть. А столиц несколько. «Читай, какие?» Я начинаю перечислять. «Каир?» — «Нет, не то». — «Мемфис?» — «Да, вот здесь. А пирамиды какие есть?» — «Есть Хеопс». — «Нет, не оно». «Розовая пирамида?» — «Она». Он по магическим потокам идет, через слова сразу на потоки выходит. Слова для него не так важны. Он обрывает сразу: «Я тебя понял». Мы словами всегда выражаем какую-то энергию, он её чувствует. «Я уже понял». Я научилась быстро разговаривать с ним, коротко. Сейчас ему 11-й год. Я знала цифру 10, знала, что надо его до 10 лет довести, потом это станет взрослая личность, он уже сформируется и будет сильным. И когда он стал нам всю эту магическую информацию предъявлять, мы ей открылись. Он требовал много ресурсов, он как система — очень большой, ни моей, ни Диминой человеческих систем не хватало. Только когда мы вышли в магию, стало легче. А тогда, как люди, мы были просто истощены.

— Ты понимаешь, куда Слава двигается?

— Я могу только фантазировать. Слава идёт вперед, за ним идёт Дима. А я следом. Но я, как женщина, этого не вижу. Мы просто идем на потоке. Слава же идёт куда-то дальше. Он от нас очень далеко, и мы, как родители, стремимся хоть немножко к нему приблизиться, почувствовать его мир, как он живёт.

— Что для тебя самое удивительное в этом ребенке? И в твоей жизни в результате его появления?

— Я точно знаю, что без Славы у меня бы жизнь сложилась вообще по-другому. Благодаря тому, что он выбрал меня и Диму, я получила в жизни то, чего в моей родовой системе по Судьбе Рода, Судьбе Человечества вообще не было — с уровня невозможного, этого не должно было быть вообще. Этой жизни просто не должно было быть, это нигде не прописано никак.

А Слава… С момента, как он родился, внутри он глубокий и взрослый, больше меня. Он очень ясный и осознанный с самого начала. И это бесконечно меня удивляет. И он очень большой, больше нас с Димой, и это очевидно. Я с ним говорю, как с взрослым, всё у него спрашиваю — и разрешения, и совета.

— Слава — светлый маг?

— В магии нет такого деления на светлое и темное, это — уровень человеческих понятий. Магия — это чистота потоков. Всё, что искаженное, с этим невозможно быть, это как другая частота вибраций. Тяжело общаться с теми людьми, кто не мыслит ясно.

А маги — они очень ясные, чистые от природы. У магов нет потребности наносить кому-то вред или кого-то спасать. Мы живём своей жизнью. Амбиций — мол, сейчас мы тут изменим мир — нет. Кто-то попросил, ты помог. Магия  — про чистоту, ясность и осознанность.

Беседовала Лена Шкарубо

Также вам будет интересно...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *